ИНТЕРВЬЮ | Каннабис: легализовать или не легализовать?

Птн, 04/02/2021

2 апреля 2021 г. (Новости ООН

На прошлой неделе Нью-Йорк присоединился к целому ряду американских штатов и стран, которые легализовали использование марихуаны в немедицинских целях. Однако международного консенсуса по этому вопросу нет. Так, Международный комитет ООН по контролю над наркотиками выступает против употребления каннабиса без медицинских показаний. Елена Вапничная поговорила с членом Комитета, заместителем директора по науке в Национальном научном центре наркологии Галиной Корчагиной.

Международные конвенции запрещают использование каннабиса в немедицинских целях. Фото Unsplash/Д.Габрич

ЕВ: Я знаю, что Комитет – против легализации марихуаны в рекреационных целях. Что касается медицинских целей – возражений нет. Насколько я помню, всегда идет отсылка к конвенциям, касающимся наркотических веществ, где нет никаких положений, разрешающих немедицинское употребление марихуаны. При этом, как мы знаем, в некоторых странах, и во многих штатах в США она легализована для употребления в любых целях. Могут сказать: «Ну, конвенции принимались давно, ситуация изменилась, есть новые исследования. Может, действительно стоит легализовать марихуану?». Какова позиция Комитета и Ваша как члена Комитета и как профессионала?

ГК: Очень хороший вопрос. Почему? По двум причинам. Во-первых, потому, что эта тема, действительно, очень актуальная, болезненная, политическая – не будем забывать и про это. А второе, чем эта тема хороша – тем, что в этом году отмечается 60 лет Конвенции по наркотикам 1961 года

 и 50 лет Конвенции по психотропным веществам 1971 года – то есть вот такой двойной юбилей. Разговоров о том, что это было 60-50 лет назад, много. Но Комитет в своем докладе – а мы выпустили специальный доклад, посвященный юбилеям этих двух конвенций, – мы в своем докладе совершенно конкретно написали о том, какие есть достижения и какие проблемы.

К достижениям мы отнесли то, что практически все страны присоединились к конвенциям – к трем конвенциям (третья – это 1988 года по прекурсорам ). Что это дает? Это дает контроль над законным производством и потреблением контролируемых веществ. К чему это привело? К тому, что практически полностью отсутствуют утечки из легального оборота, это то, что касается медицинских препаратов, препаратов для научных целей и так далее. Вот раньше это было. Сейчас этого нет. После принятия конвенций, после того как они начали работать, мы практически ушли от утечек наркотических средств из легального оборота. То есть все, что происходит, в большинстве своем – это нелегальный оборот – то, что применяется не с медицинскими или научными целями. Благодаря конвенциям мировое сообщество взяло под контроль культивирование наркосодержащих растений, производство и распределение наркотических средств и торговлю – то есть все то, что входит в понятие легального оборота. 

И, наверное, нельзя не говорить о проблемах. Проблемы в чем заключаются на сегодня? К сожалению, и Комитет об этом постоянно говорит, доступность наркотических препаратов, доступность психотропных препаратов неравномерна в разных странах. 80 процентов населения потребляет, по-моему, меньше 10 процентов этих препаратов, а 10 процентов населения потребляет 80 процентов этих препаратов – то есть страшная неравномерность. И вот одна из задач Комитета, которую мы обсуждаем и в своих докладах, и выезжая с миссиями в разные страны, – мы пытаемся добиться доступности и обеспеченности наркотическими препаратами для медицинских целей. 

Есть еще один вопрос, который конвенции рассматривают, и который тоже относится к проблемам, – это, конечно, недостаточная профилактика и помощь лицам, употребляющим наркотики. И это тоже универсальная вещь, но она в разной степени выражена в той или иной стране. То есть это тоже проблема, связанная с конвенциями, которая существует на сегодняшний день. Появились новые психоактивные вещества, о которых нам тоже часто говорят: «Вот, они же не подпадают под конвенции». Да, они не подпадают, и очень трудно решить вопрос их ввода под международный контроль, потому что меняется один радикал, одно вещество – и все. Но Комитет и Управление ООН по наркотикам и преступности проводят очень большую работу со странами, для того чтобы собирать эту информацию, вовремя оповещать страны, где что появилось. Ну, наркорынок, к сожалению, очень быстро приспосабливается к таким мерам тоже. 

И вот сейчас я подошла к вопросам каннабиса. Проблема, которую мы выносим, - легализация каннабиса в рекреационных целях. Это полностью противоречит положениям Конвенции. И те страны, которые пошли по пути легализации в рекреационных, в немедицинских целях, с ними Комитет работает, мы им объясняем – и в своих докладах мы постоянно напоминаем, что это противоречит основным статьям Конвенции. Конвенция допускает применение наркотиков – любых, включая каннабис, – только в медицинских или научных целях – допускает, не рекомендует! Другого пути нет. Это вопрос, который стоит на повестке дня, который обсуждается и который находится на контроле в Комитете. 

ЕВ: Ну хорошо, допустим, скажут: «Ну да, Конвенция, там написано, что нельзя… Но посмотрите, ну, курят люди, посмотрите на тот же Амстердам, Португалию – и ничего». Так «чего» или «ничего»? 

ГК: Вы знаете, я бы не сказала, что «ничего». Если возвращаться к медицинским аспектам, все-таки не зря, наверное, в свое время каннабис был включен в контролируемые вещества, растение каннабис – в контролируемые растения, и каннабиноиды – тогда они не были известны, сейчас известны, и часть из них, действительно, не вызывает зависимости. Но тетрагидроканнабинол вызывает очень сильную зависимость, влияет на психику, на здоровье. И все-таки те работы, которые сейчас проводятся по странам, которые легализовали [рекреационное использование марихуаны], …. Надо смотреть, что произошло. Потому что есть полная легализация в рекреационных целях, а есть декриминализация, которая направлена на то, чтобы, условно скажем, с точки зрения правительства было более-менее адекватное наказание. То есть какое-то определенное количество [марихуаны] не подлежит уголовной ответственности – не для того, чтобы они могли употреблять эти наркотики, но, если они употребляют, чтобы они не становились объектом судебных или уголовных преследований. Это другая история. Это тоже не поощряется, но, тем не менее, это другая история.   

Легализуют отдельные страны, отдельные штаты, но, насколько я знаю, все-таки статистика там по последствиям не очень хорошая. Поэтому этот вопрос требует изучения, и этот процесс не так давно пошел. И в принципе, страны, которые это ввели, они пытаются посмотреть, что у них происходит. Не всегда результаты, которые даже предварительно они получают, – радужные. То есть, есть основания для беспокойства. Ну, я видела очень много психозов, которые развивались у людей, и которые переходили потом в стойкое психическое заболевание. То есть это сложный вопрос. Позиция Комитета на сегодняшний день однозначна – нет. Нет – легализации, нет – потреблению в рекреационных целях.