Последствия глобального потепления для России: плюсы и минусы

Втр, 12/11/2018

11 декабря 2018 г. (ООН) - СМИ, освещающие работу Конференции по климату в Катовице, с тревогой сообщили, что Австралия, Россия, Саудовская Аравия и США не «приветствовали» последний доклад ООН, из которого следует, что последствия повышения температуры на 2 градуса (а именно эта цель закреплена в Парижском соглашении по климату) будут намного более серьезными, чем в том случае, если его удастся удержать в пределах 1,5 градусов. Прокомментировать позицию России наша коллега Ясмина Герда попросила Анну Романовскую, директора Института глобального климата и экологии им. Ю.А. Израэля.

АР: Здесь, во-первых, нужно сказать, что никакого несогласия с содержанием этого отчета у России нет. Наши ученые также участвовали в разработке этого отчета, внесли свой вклад, в том числе и мои уважаемые коллеги из Института глобального климата и экологии. Россия также принимала участие в пленарном заседании IPCС (Межправительственная группа по изменению климата) в Корее. Мы поддержали этот доклад полностью. То есть, сейчас, конечно, говорить о том, что есть какие-то научные недоработки в этом отчете, мы не можем. Но здесь, в Катовице, мы говорим о политических последствиях принятия этого доклада. Здесь надо сказать, что политизировать выводы этого доклада и достаточно быстро, без подробного анализа и рассмотрения, принимать его как новую цель всей политической деятельности в стране и в мире, наверное, было бы ошибкой. Всего лишь три года назад мы достаточно долго согласовывали цель Парижского соглашения, она достаточно четкая и гласит о двух градусах и приложению усилий к полутора градусам, и подменять ее сейчас только полутора градусами было бы неправильно. И гораздо лучше выстроить политику, которая действительно приведет к удержанию роста температуры на отметке два градуса. В принципе мы понимаем, что полтора градуса, в соответствии с тем же отчетом, - это вряд ли достижимая цель. Пиковый бросок должен быть в следующие два года, и, конечно, развивающиеся страны за этот период еще не смогут быстро трансформировать свою экономику. То есть еще раз подчеркну: претензий к научной части этого отчета мы не имеем, но все-таки политизировать сразу этот отчет нам сложно.

ЯГ: Россия не ратифицировала Парижский договор. Она собирается это сделать?

Да, у нас разработан план: в ноябре 2016 года, примерно через год после принятия Парижского соглашения, был принят план подготовки к ратификации Парижского соглашения. Этот план рассчитан на период до конца 2019 года, и, в частности, на март 2019 года [запланирован] доклад правительству о целесообразности и рисках ратификации Парижского соглашения уже с учетом того, что 24-я Конференция сторон даст четкие правила реализации Парижского соглашения, на основе их анализа будет представлен доклад в правительство и будет принято решение, будет ратифицировано Парижское соглашение или нет. То есть дело не в том, что Россия отказывается ратифицировать, а просто она установила для себя чуть более долгий срок для рассмотрения этой ратификации и последовательно выполняет запланированные мероприятия. Сейчас разрабатывается план по адаптации, вырабатывается закон о регулировании выбросов парниковых газов. В следующем году будет разработана углеродная стратегия до 2050 года. Все эти действия будут предприняты независимо от того, будет ли принято решение о ратификации. То есть на данный момент никакого негативного отношения к Парижскому соглашению нет, мы активно участвуем в переговорах и надеемся на положительное решение нашего правительства.

ЯГ: Какими будут последствия изменения глобального потепления для России?

АР: Да, действительно, есть последствия изменения климата для Российской Федерации. Наверное, это одна из немногих стран, в которой последствия могут быть как положительные, так и отрицательные. В качестве положительного последствия мы, конечно, рассматриваем использование северного морского пути в течение более долгого времени, а, может быть, и в течение всей зимы, а также расширение зоны землепользования и продвижение ее на север, увеличение продуктивности лесных экосистем. Из негативных последствий уже отмечается оттаивание зон вечномерзлых грунтов, причем глубина оттаивания увеличивается. Мы уже видим последствия этого процесса для инфраструктуры. А также какие-то экстремальные природные явления: это и волны жары, как пример – экстремальный случай на европейской части территории России в 2010 году – и наводнения, и лесные пожары, частота и интенсивность которых увеличивается. Со всем этим Россия сталкивается и пытается бороться, а также учитывает это в своих планах, включая план по адаптации и стратегии развития различных отраслей экономики.